Хардингфеле (хардангерфеле)

Основные сведения, происхождение

Хардингфеле или хардангерфеле (нор. hardingfele, hardangerfele)струнный смычковый музыкальный инструмент. В переводе с норвежского хардингфеле означает «скрипка из Хардангера» (одного из районов Западного побережья Норвегии).


Хардингфеле (хардангерфеле)
Хардингфеле (хардангерфеле)

Происхождение хардингфеле не вполне понятно. Некоторые исследователи полагают, что он является модификацией обычной скрипки, другие связывают его родство со средневековыми струнными инструментами.

Самым старым сохранившимся экземпляром хардингфеле считается «Скрипка Ястада«, изготовленная в 1651 году Уле Юнсеном Ястадом. К середине 1700-ых годов скрипка хардангер стала преобладающим народным инструментом в большой части южных, центральных, и западных побережий Норвегии.

Устройство

Хардингфеле имеет 8 либо 9 струн, из них 4 игровые, остальные резонирующие, проходящие через подставку и под грифом. Подставка более плотная и расположена несколько выше, чем у обычной скрипки, что удобно для двойного движения смычка.

Традиционная хардингфеле меньше обычной скрипки и звучит громче. Деки у хардингфеле более выпуклые, более широкий и короткий гриф. Новые хардингфеле по размеру больше старых, форма их корпуса схожа с обычной скрипкой.

Хардингфеле часто украшены перламутровой инкрустацией на грифе, корпус расписан узорами.

Несмотря на то, что большинство мелодий исполняется в обычном строе — a-d1-a1-e2, в Норвегии насчитывается около 40 различных способов настройки, зависящих от характера музыки, а так же от местных особенностей определенных областей. Нижние резонирующие струны строятся по звукам d1-e1-fis1-a1.

В зависимости от строя хардингфеле наигрыши исполнялись в Ре мажоре, Соль мажоре и Ля мажоре (в последнем случае игра называлась «в стиле троллей»).

От обычного скрипичного строя строй хардингфеле отличается тем, что басовая струна звучит на большую секунду выше. Хотя хардингфеле можно настраивать и как обычную скрипку.

Долгий период тяжких поприщ и суеверий

На протяжении почти двух веков XVIII и XIX скрипка хардангер считалась дьявольским инструментом. Лютеранской церковью были организованы ее массовые поджоги. По некоторым сведениям подобные поджоги продолжались в графстве Телемарк даже в 1950-ых годах. Музыкантов играющих на хардангерфеле не пускали в церковь, их считали посланцами дьявола, а их творчество было окутано мрачными легендами и мифами.

Особенно туго приходилось музыкантам в XIX веке, когда движение Пробуждения достигло особо сильного влияния. Пиетизм1 категорически решил, что скрипичная игра — это смертный грех и музыканты после смерти, обречены гореть в огне и сере. Симбиоз религиозной фантастики и старого суеверия вызвал появление «нечистого» в визуальной форме: сатану узнавали в большой черной собаке, появлявшейся в праздничном зале, когда музыканта охватывало вдохновение. А если в это время заглянуть под его руку, то можно было увидеть малых чертят в вихре танца.

Для странствующих проповедников Пробуждения музыкант был правой рукой дьявола. Часто от них можно было услышать осуждающие фразы: «Здесь кругом, должно быть, сплошь безбожный народ, — в Хэггшёне, куда я пришел, скрипки висели на стенах во всех избах». «Скрипка — дьявол, висящий на стене». «Когда играют на скрипке, дьявол танцует на крыше» и т. д. Проповедники знали свое дело: люди разбивали инструменты, сжигали их, делали из них кормушки для кур или игрушки для детей.

Существовали легенды о дьяволе, играющем на хардангерфеле. Согласно одной из них, дьявол пробравшись в праздную деревню стал играть старинный норвежский танец (слот) Fanitullen.

«И играл он так замечательно, что все слышавшие музыку танцевали до тех пор, пока не умирали от истощения. А после этого их тела продолжали ужасную пляску пока черепа, отвалившись от костей, не скатывались по склонам холмов.»

Существуют мнения, что главная тема из фортепианного концерта Эдварда Грига, вдохновлена одной из версий мелодии Fanitullen, играемой скрипачом из долины Халлингдал.

Некоторое представление об отношении к сельским музыкантам того времени может дать рассказ статс-музыканта Хенрика Мейера, который он послал Маттезону в 1740 году:

Это произошло в 1695 году в Бергене. Я уже три месяца обучался музыке. Мы репетировали предпраздничную рождественскую службу. По субботам обычно приезжал крестьянин, который привозил молоко и масло моему учителю Паулю Крёплину. Пока крестьянин ожидал плату за свой товар, он следил за нашей репетицией.

Шутя учитель сказал ему, что вместо денег платой для него будет наше Пение, которого он достаточно наслушался. Крестьянин ответил на это, что перед рождеством у его усадьбы можно послушать нечто более интересное. Все посмеялись над крестьянином, а мой учитель, кантор и органист, больше всех. Тогда крестьянин предложил господам прийти сегодня же вечером (а это был предрождественский вечер) и убедиться в его правоте. Когда крестьянин ушел и закончилось музицирование, все принялись возбужденно обсуждать услышанное. В конце концов мы решили пойти на то место.

Когда время подошло к полуночи, появился крестьянин и пригласил следовать за ним в горы. Я должен был нести бутыль вина. Было очень холодно. После того как мы провели в горах около четверти часа, кантор, органист и мой учитель стали проявлять нетерпение и спросили крестьянина, как долго надо будет еще ждать. Крестьянин попросил набраться терпения, и вот в горах начали раздаваться звуки…

Вначале прозвучал аккорд, затем одни звук, после чего заиграл орган и полилась музыка. Пели голоса в сопровождении цинков, контрабасов, скрипки и других инструментов, но никого не было видно. Органист, удивленный игрой невидимых исполнителей и подземных виртуозов, проговорил: „Если вы от бога, покажитесь, если от дьявола, замолчите». Моментально стало тихо. С органистом случился обморок, его отнесли в дом крестьянина, положили в кровать, хорошо укрыли, и только на следующее утро он пришел в себя.

Мы все помчались в Берген и едва успели к праздничному выступлению. То, что я написал здесь, все правда, а напечатанная на заглавном листе мелодия — та, которую я слышал в Норвегии в горах около Бергена. Она лучше всех сохранилась в моей памяти. Это и заверяю собственноручно.

Мелодия, запомнившаяся Хенрику Мейеру, представляет собой одноголосную мелодию для хардангерфеле с двухтактовыми мотивами и вариациями.

В виртуозной игре, пленяющей слушателей, усматривали сатанинское влияние. А чтобы хорошо играть на инструменте, по поверьям, кроме усердных занятий музыканты использовали и другие способы. В инструмент можно было положить кусочек человеческой кости, повесить внутрь мешочек, наполненный чесноком, мякотью определенного растения, янтарем. Последнее препятствовало любому колдовству над инструментом. Но лучше всего найти Водяного и научиться играть у него.

Водяной — урод, сатана и дьявол — опасен для праведной души, но может одарить потусторонней силой игры. Водяного надо было посещать ночами под четверг три недели подряд. Иногда его узнавали в седом старике, появлявшемся в лодке за веслами. В определенных местах вешали скрипку или никельхарпу на дерево у берега и уходили, а когда возвращались, Водяной играл на этой скрипке лот, положив свой инструмент рядом. Теперь дело было лишь в том, чтобы не перепутать инструменты. Возьмешь свой собственный — сможешь играть лот Водяного, и этот лот поистине околдовывает танцующих. Возьмешь скрипку Водяного — твоя душа его навсегда!

Но, играя, нужно точно считать репризы: когда превышали известное число, обычно одиннадцать, попадали во власть Водяного: если кто-нибудь посторонний, не участвовавший в танце и не слышавший музыки, не приходил на помощь и не обрезал струны скрипки, то стулья и столы начинали танцевать, и всю компанию уносило в воду.

Рассказывают, что Лонгбакка-Ян из Расбу в Уппланде учился играть у Речного человека, у моста в Хове: «Когда он однажды играл на свадьбе в Алунде, ближе к полудню начали танцевать столы и стулья, а сам он никак не мог убрать от себя скрипку, другим пришлось оторвать ее от него. Однако и это не помогло, скрипка продолжала играть даже тогда, когда ее положили на кровать».

Время течет, и суеверие больше не окружает инструмент и его музыку.

Хардингфеле в наше время

Сейчас скрипка хардангер обладает большой популярностью, особенно в сельских районах запада и юго-запада Норвегии. Она распространена в районах Телемарк, Нумедал, Халлинглад, Вальдрес и Вестланд — от Хардангера до Сюннфьорда. В районе Сетесдал на хардингфеле стали играть в XIX веке, в Нордфьорде и Ромсдале — в последнее время. Скрипачи организованы в общенациональных местных группах.

В 1880-1920 годах в Соедененных Штатах Америки во время крупнейшего притока норвежских иммигрантов появились виртуозы игры на хардангерфеле. Несколько позже, в 1984 году бала создана «Американская ассоциация хардангерфеле».

Как ни странно довольно сильный интерес к инструменту проявила Япония. В последние годы инструмент получил признание и в остальной части мира.

Видео: Хардингфеле на видео + звучание

Благодаря этим видео Вы можете ознакомиться с инструментом, посмотреть реальную игру на нём, послушать его звучание, ощутить специфику техники:

Продажа инструментов: где купить/заказать?

В энциклопедии пока ещё нет информации о том, где можно купить или заказать этот инструмент. Вы можете это изменить!